На главную О проекте Обратная связь Помочь проекту Добавить в "Избранное"

  
Наши слова →  Библиологический словарь. Александр Мень. →  А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ГУНКЕЛЬ

(Gunkel) Герман (1862-1932), нем. протестантский историк и исследователь ВЗ. Род. в Ганновере, в семье пастора, рано увлекся проблемами религ. истории. Окончил ун-т в Геттингене, где специализировался по библ. экзегетике. Преподавал ВЗ в Галле (1889-93). С 1894 по 1907 э. орд. проф. Свящ. Писания в Берлине, затем орд. проф. в Гессене (с 1920) и в Галле (с 1927). Проявил себя талантливым ученым и лектором; слушать его съезжались студенты со всех концов мира. Г. был инициатором создания, редактором и одним из авторов либерально-протестантской энциклопедии "Религия в истории и современности" (RGG). Г. как библеист. Г. не удовлетворяла текстуальная и лит.-критич. экзегеза, на к-рую опиралась школа *Велльхаузена. Он обратил внимание комментаторов на роль духовной культуры *Древнего Востока в формировании Библии. По его мнению, Свящ. Писание следует рассматривать в контексте этой культуры, чтобы точнее понять язык библ. авторов. Г. солидаризировался с *Буссе и др. представителями *религиозно-исторической школы, к-рые понимали *боговдохновенность очень широко. Творчество свящ. писателей Г. приравнивал к любому высокому религ.-поэтич. творчеству. Специфику же библ. учения он видел в его идейном содержании, к-рое и отождествлял с *Откровением. Так, он признавал, что у пророков много общего с вост. прорицателями, однако подчеркивал, что *профетизм есть нечто уникальное. "Главную его ценность для нас, - писал Г., - представляет не его форма, а смысл; мы признаем, что Божественное Откровение всегда присутствует в этих глубоко благочестивых и вдохновенных людях и в тех вечных мыслях, которые они высказывали". Огромное влияние на ветхозав. экзегетику имел классич. труд Г. "Творение и Хаос" ("Schopfung und Chaos in Urzeit und Endzeit", Gott., 1895), в к-ром подчеркнут аспект библ. учения о творении, прежде мало привлекавший внимание исследователей. В целом ряде мест Писания творческой силе Бога противостоят чудовища водного Хаоса: левиафан, раав, дракон (Иов 9:13 /в рус. переводе слово "раав" в этом месте заменено словом "гордыня"/; Пс 73:13-14; 88:11; Ис 51:9-10 и др.). Они являются наиболее ранними в ВЗ символами сатаны. Образы Хаоса, как показал Г., генетически связаны с вавилонским мифом о борьбе бога весеннего солнца Мардука с чудовищем Тиамат. Эта тема, по гипотезе Г., пришла в ВЗ из Ханаана, к-рый находился под сильным вавилонским влиянием. В то же время Г. признавал, что "Израиль самым радикальным образом приспособил миф к себе и своей религии. Прежде всего был устраняем мифологический элемент, к-рый так противоречил его религии и в конце концов был полностью изъят". Действительно, Хаос в Библии не божество, а тварь, восставшая против Бога. Ее разрушительные действия обузданы Богом, но полное поражение дракона совершится лишь в эсхатологич. время. Т. о., Библия, используя *дуализм Востока, приоткрывает завесу над тайной миротворения, показывает его как процесс, в к-ром Бог торжествует над искажением Его замысла. Следует подчеркнуть, что дуализм творческой Гармонии и Хаоса не был чертой, свойственной только вавилонскому мировоззрению. Впоследствии он был обнаружен и в ханаанской, и в егип., и в др. религиях (см. Т о п о р о в В., Хаос, МНМ, т.2, с.581-82). Г. проследил, как дуалистическая и другая древневост. символика оказали влияние на *апокалиптическую лит-ру, в т. ч. на Откровение Иоанна (свящ. число 7, эсхатологич. битва и т. д.). Г. подчеркивал и даже утрировал синкретич. элементы в иудаизме и христианстве, но считал, что это не может быть аргументом в пользу *отрицательной критики. "Общий итог сравнительного изучения, - писал он, - сведется, конечно, не к тому, что исчезнет своеобразие Израиля и его религии, но к тому, что именно эта религия еще яснее засияет в своем удивительном величии. Все яснее будет для нас, что Бог, в Которого мы верим, был к этому народу ближе, чем к какому-либо другому до него и рядом с ним, что великим религиозным вождям Израиля открывались фундаментальные истины религии, которые человечество уже не сможет забыть, не теряя себя. Ибо будет проходить и то впечатление, которое нередко создавалось прежде, - будто эта религия в своем начале была примитивна. Мы все больше будем понимать, насколько длинную, необозримую историю имело позади себя человечество, прежде чем могла появиться такая религия. И, быть может, когда-нибудь придет час, когда Христианская община осознает, что это исследование способно служить ей: служить тем, что оно по-новому сделает привлекательными и дорогими сокровища Библии, и тем, что все яснее предстанет перед ней удивительная картина истории библейской истины". Одна из ведущих идей Г. заключалась в установлении Sitz im Leben - *"жизненного контекста" того или иного библ. произведения. Для этой цели он разработал методику различения *жанров в Библии, к-рые указывали бы на среду и обстоятельства, служившие фоном для Свящ. Предания. Тому, что записано в Библии, предшествовала долгая письменная традиция; в свою очередь, она уходила корнями в устное предание. Г. смотрел на экзегезу как на искусство, к-рое требует тонкого чутья и позволяет определить особенности дописьменных элементов Предания и их "жизненный контекст". Сам он применил свой метод в толковании *Псалтири ("Ausgewahlte Psalmen", Gott., 1904; "Die Psalmen", Gott., 1926), в посмертно изданном "Введении в Псалтирь" ("Einleitung in die Psalmen", Gott., 1933). Метод Г. положил начало *"истории форм" школе в новозав. науке (*Дибелиус, *Бультман, *Шмидт К.). Наиболее слабой стороной в наследии Г. является его историч. скептицизм, мешавший ему видеть за большинством сказаний Быт и Исх реальную основу. Г. считал, что легенда развивается по собств. законам, не находясь в большой зависимости от подлинных историч. воспоминаний. Развитие библ. археологии в 20 в. сильно подорвало аргументы в пользу такого скептицизма. Хотя взгляды и выводы Г. нередко оспаривались, влияние его трудов сказывается и по сей день. В наше время с подходом Г. к истории свящ. письменности считаются почти все европ. и амер. библеисты. Genesis, Gott., 1901; в рус. пер.: Храм в Элефантине, "Странник", 1912, №2. G i b e r t P., Une Theorie de la legende: Hermann Hunkel et les legendes de la Bible, P., 1979 (там же дана библиогр. трудов Г.); ODCC, p.607; RGG, Bd.2, S.1908.
Латинская транскрипкия: [gunkel]

→ ГУПФЕЛЬДТ Герман - см. Хупфельдт.
← ГУЛЯЕВ Михаил Спиридонович (ум. 1866), рус. правосл. гебраист, переводчик ВЗ. Род. в Киеве, в семье проф. КДА. Окончил КДА (1849) со степенью магистра, ...





© nashislova.ru - Все словари 2009 Информация публикуется на сайте исключительно для ознакомительных целей и основана на свободно распостраняемых версиях словарей. Администрация не несет ответственности за любые неточности в текстах.
Rambler's Top100
Выполнено за: 0.057 c.